История поселения

Песчаный мыс в 1920-1930 гг.

История Яр-Сале уходит в глубь веков. Археологические памятники, открытые в Яр-Сале, относятся к эпохе энеолита. Доисторическое, вернее, дописьменное упоминание посёлка прослеживается в глубь времени на 4 тысяч лет. Именно здесь в тридцатые годы 20 века при строительстве Ярсалинской моторно-промысловой станции были найдены несколько превосходных изделий, датируемых концом I тысячелетия нашей эры. Они были переданы в Ленинград, в музей антропологии и этнографии АН СССР.

В письменных источниках Яр-Сале упоминается впервые в 1908 году в книге «Тобольский Север» Александра Дунина-Горкавича. (т. 2, стр. 338 репринтное издание, изд-во «Либерия» 1996 г). Таким образом, Яр-Сале имеет 3 даты: 4 тыс. лет, 1908 год и 1927 год.

«Яр-Сале» в переводе с ненецкого переводится как песчаный мыс, именно такой видится эта местность с протоки Малая Юмба. Именно здесь, на перепутье кочевых дорог и оленьих троп в 1927 г. Ярсалинская фактория, с которой непосредственно и связано рождение будущего административно-культурного центра Ямальского района, а годом раннее в 1926 году начала свою работу фактория Хадыта-старейшая на Южном Ямале.

Многие годы работы Ярсалинской фактории были связаны с Алексеем Федоровичем Федоровым, чья имя носит теперь одна из улиц райцентра.

3-8 августа 1927 года на IV районном Съезде в с. Обдорск создан Ямальский кочевой районный туземный Совет родовых советов в количестве 15 членов Тузсовета и 3 членов Рев. комиссии. Секретарём был выбран А. Медведев. Им было выдано для ведения работы по тундре государственное стадо в количестве 471 оленя. В первоочередные задачи кочевого туземного Совета входили: учёт туземного населения, порядок их кочевания, вопросы о загсе, о кооперировании.

В том же, 1927, году появилась еще одна фактория – Новый Порт. А в 30-40-х годах на территории района была развернута уже целая сеть факторий: Сеяха, Дровяная, Тамбей, Яда, Порц-Яха, Тарко-Сале, Усть-Юрибей, Морды-Яха и другие. Некоторые из них действуют и сегодня, другие прекратили свое существование, а третьи продолжают жить в названиях возникших на их местах населенных пунктов.

Деятельность факторий, являвшихся, по сути, посредниками между государством и тундрой, приносила, несомненно, определенную пользу как одной, так и другой стороне. Но в деле претворения в жизнь грандиозных замыслов советской власти они, безусловно, мало могли помочь. Для этого требовалось нечто иное, более организованное, с хотя бы удовлетворительной материально-технической базой, хорошими специалистами, и, самое главное, легко управляемое. Такое, в частности, как культурно-хозяйственная база. Непродолжительный, но насыщенный многими достижениями в различных сферах жизни, период, в течение которого она действовала, - одна из самых ярких страниц в истории района.

В декабре 1927 года на фактории Яр-Сале состоялся второй районный съезд туземных родовых советов Ямальской тундры, в котором приняли участие делегаты от родов Худи, Хороля, Сэротэтто, Вануйто, Окотэтто, Яптик, Езынги. Именно это историческое событие стало точкой отсчета летописи Яр-Сале как районного центра.

В 1932 году 7 ноября по решению ВЦИК в Яр-Сале была открыта культбаза. Место для культбазы - южная часть полуострова Ямала на протоке Юмбы - было выбрано не случайно. Через Яр-Сале проходила основная масса оленеводов, кочующих осенью с севера на юг и весной с юга на север.

Ямальская культбаза была организована решением Комитета Севера при ВЦИКе (Всероссийский центральный исполнительный комитет). Ее строительство началось в августе 1932 года в районе Ярсалинской фактории. Предстояло в кратчайшие сроки построить школу, больницу, жилые дома, туземный дом, помещение для местных и районных – советских, партийных и хозяйственных – организаций. А задачи, поставленная перед культбазой, были поистине широкомасштабными и крайне трудными для выполнения: развертывание коллективизации на Ямале, организованное и хозяйственное укрепление колхозов и простейших производственных товариществ (ППТ); перевод кочевого населения на оседлый образ жизни; повышение культурно-политического уровня коренного населения, внедрение культуры в быт, улучшение образования и здравоохранения; выполнение хозяйственных планов и развертывание стахановского движения; изучение экономики и быта ненецкого населения. И, что поразительно, многое, наперекор невероятным трудностям, удалось сделать! К концу 30-х годов в распоряжении культбазы уже имелась больница, школа-интернат, Дом ненца с клубным помещением, столовой и комнатой для приезжих, ветеринарный пункт, краеведческий пункт, два Красных чума, ряд различных хозяйственных объектов.

С деятельностью культбазы тесно связаны все, сколько-нибудь значительные, события, происходившие в ту пору в жизни не только Яр-Сале, ставшего тогда административным и культурным центром, но и всего района. Одно из них произошло 9 ноября 1935 года. В этот день, в 5 часов 30 минут, электростанцией базы был впервые пущен на поселок ток, в дома ярсалинцев пришел электрический свет.

Культбазой были заложены основы системы образования, правда, первая в районе школа была открыта Варварой Филипповной Михайловой в Новом Порту для детей переселенцев из Астрахани в 1931 году, то есть до создания базы. В 1932 году открылись школа и интернат в Яр-Сале, здесь же в 1938-м – промышленно-техническая школа.

До 1940 года появились школы в поселках Пуйко, Тамбее, Се-Яхе, в 1943-м – начальная школа в Панаевске, учреждения здравоохранения и культурно-бытового обслуживания населения в их теперешнем виде. В этих и других добрых делах (участие в ликвидации безграмотности среди взрослых, профессиональном обучении местных жителей и т.д.) – нелегкий труд всех тех, кому в разные годы привелось работать в Ямальской культурно-хозяйственной базе в том или ином качестве. Большой вклад в общее дело внесли педагоги и медики, краеведы и зоотехники, ветврачи, культурные и технические работники.

Но самых благодарных слов заслуживает заведовавший культбазой в 1935-1937 годах Михаил Митрофанович Броднев – человек непростой судьбы, оставивший по-настоящему добрый и глубокий след в истории и Ямальского района, и Ямало-Ненецкого автономного округа. Именно под его руководством база за короткое время превратилась в подлинный центр хозяйственной и культурной жизни района. При множестве повседневных, связанных с базой, хлопот он выкраивал время еще и для научной работы – серьезного изучения прошлого Ямала, собирания и обобщения материалов по его истории и этнографии. Итогом творческого поиска М.М. Броднева стала рукопись «Ямал», в которой уместилась многовековая история края, изложенная точным, выразительным, образным, слогом. Его размышления об экономике, этнографии коренных ямальцев нашли отражение и в ряде статей, опубликованных в журналах «Советская этнография» и «Омская область».

С 1 января 1939 года Ямальская культурно-хозяйственная база официально прекратила свое существование. Броднев М.М. и его предшественник Шмырев Б.И. приложили максимум усилий к тому, чтобы превратить базу в хозяйственный и культурный центр Заполярья.

Долго и довольно тяжело проходило и налаживание хозяйственной жизни в районе по сценарию, устраивавшему советско-партийную власть, и считавшемуся единственно правильным. Массовая коллективизация, навязанная всем хозяйственным регионам страны, не обошла и Ямал. Здесь она преследовала двоякую цель: объединение индивидуальных полунатуральных хозяйств в коллективные высокотоварные и перевод кочевников на оседлость. Но достичь в полной мере и того, и другого оказалось невозможно. Представители власти столкнулись с уже существовавшей, веками складывавшейся, системой взаимодействия, взаимопомощи тундрового населения, с коллективными формами хозяйствования, мало сочетавшимися с установками партии. В коллективных объединениях тундровиков с давних времен активно участвовали богатые оленеводы, а в потреблении полученной от оленеводства охоты и рыболовства продукции принимали, согласно обычному праву, одинаковое участие как те, кто вложил максимум труда и средств, так и те, кто не играл заметной роли в общественном производстве. Новый же подход к коллективному труду в оленеводстве выражался, прежде всего, в вытеснении «кулаков» - состоятельных оленеводов – из производственных объединений, а в рыболовстве – во введении на первых порах распределения благ по количеству и качеству затраченного труда. Такое тундровому населению не могло, естественно, понравиться. Потому и процесс коллективизации затянулся на многие годы.

Основной формой коллективных объединений в начале 30-х г.г. явились простейшие производственные объединения и товарищества (ППО, ППТ). Первым такого рода объединением на Ямале стала созданная в 1929 году близ Яр-Сале артель «Ялома», переименованная затем в «Харп» («Северное сияние»), которую возглавил Серасков Яков Иванович. Она объединила группу бедняцких – оленеводческих и рыболовецких – хозяйств. Длительное время «Харп» оставался единственным на полуострове коллективным объединением. И лишь в 1936 году на северном Ямале возникли два простейшие производственные товарищества оленеводов и рыболовов – на базе Нейтинского и Тамбейского национальных советов. Несколько позже были созданы ППО и ППТ, реорганизованные затем в колхозы, и в некоторых других местностях.

Параллельно велось промышленное и транспортное освоение ямальских просторов, для чего требовались немалые людские ресурсы. Источниками дешевой рабочей силы служили общественные призывы и мобилизация коммунистов и комсомольцев, специалистов и руководителей, организованные наборы работников, спецпереселенцы, «раскулаченные» крестьяне из других регионов», репрессированные «противники» советской власти. Они были строителями, а затем работниками предприятий – Новопортовского и Пуйковского рыбозаводов, их трудом обустраивались поселки. Во многом именно им обязан район происходившим в его жизни в те годы изменениям.

Но на пути хотя и не очень быстрого но поступательного развития и преображения Ямала встали грозные сороковые…

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

На заседании Ямальского райисполкома ВКП (б)5 января 1939 г. решался вопрос о подготовке допризывников к очередному призыву в 1939 году согласно приказа окрвоенкомата. В том же году из Ямальского района впервые призваны в кадровый состав РККА 4 человека из коренного населения. Призывной контингент, подлежащий к призыву в 1940 г. полностью охвачен учётом, ведётся их обучение: изучение закона о всеобщей воинской обязанности и других материалов текущей политики, сдача норм на оборонные значки.

«Все для фронта! Все для победы!» - слова эти не были всего лишь лозунговыми, пафосно-патриотическими призывами-заклинаниями, какими, возможно, воспринимаются сегодня, по прошествии многих лет, людьми, не познавшими на себе непомерную тяжесть, все ужасы военного лихолетья. Тогда «Все для фронта! Все для победы!» именно это и означало: полное, не на словах, а на деле, самопожертвование, безоговорочное подчинение каждого дня, каждого часа, каждой минуты своей жизни одной великой цели – спасению страны от фашистского порабощения. Здесь уместна строчка из известной, написанной, правда, уже в мирное время, песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Но в годы войны «потом» почти что и не было. А была только одна-единственная забота – «жила бы страна родная». Ради этого приходилось жертвовать буквально всем, переносить любые, порой неземные, нечеловеческие страдания и лишения – как на фронте, так и в тылу.

До дна испили горькую чашу военной поры и ямальцы. Чашу, наполненную до самых краев кровью и потом. Кровью более тысячи сражавшихся на поле брани уже зрелого возраста мужчин и совсем еще юных, безусых мальчишек. Из Ямальского района ушло на фронт 1222 человека. Установлено более 100 погибших, нет данных на 937 человек. Потом женщин, стариков и детей, заменивших в оленеводческих бригадах, на рыбацких станах и охотничьих тропах ушедших на фронт мужей, отцов, сыновей, братьев. И как ни тяжело им было, а все же выдюжили! (Этому, чрезвычайно горькому и скорбному, периоду истории ямальского края посвящен отдельный раздел нашего фотоповествования).

Война нанесла ощутимый урон всем сферам жизни района, замедлила их развитие. По этой, в частности, причине лишь в 50-х годах была завершена, в основном, коллективизация единоличных хозяйств. На смену просуществовавшим в течение примерно трех десятков лет простейшим производственным объединениям и товариществам, многоотраслевым артелям пришли колхозы. Именно они стали в то время главными поставщиками государству рыбы, мяса, пушнины. Причем ведущую роль продолжала играть рыбодобыча. И неслучайно в 1958 году высокого звания Героя Социалистического Труда удостоились опытнейший рыбак колхоза имени Ленина Худи Сэроко, именем которого наречена одна из улиц райцентра, и председатель крупнейшего тогда на Ямале рыболовецкого колхоза «Коммунар» Константин Алеевич Вануйто. Занятые же преимущественно в рыбной промышленности спецпереселенцы, ссыльноэвакуированые – немцы Поволжья, члены семей «врагов народа» с Западной Украины, Белоруссии, Молдавии, немцы и финны из Ленинградской области – никаких наград не получали. А таковых в районе было немало: только в 1942 году привезено более полутора тысяч человек. Многие из них являлись хорошими, знающими специалистами, умеющими и любящими работать. Как раз их, в первую очередь, тяжким повседневным трудом обеспечивалась безостановочная работа рыбозаводов, росли и благоустраивались поселки – Пуйко, Новый Порт, Сеяха и другие.

Но со второй половины 50-х годов, после развенчания культа личности Сталина и наступившей временной «оттепели» в общественно-политической жизни страны, начался интенсивный отток квалифицированных, освобожденных из ссылки и реабилитированных, работников. Можно и нужно порадоваться тому, что справедливость восторжествовала, и они стали свободными, равноправными членами общества. Однако, как ни кощунственно это прозвучит, их отъезд для экономики и культуры района оказался далеко не во благо. Правда, уехали не все. Многие остались, вросли корнями в ямальскую землю, на которой нынче живут, трудятся и учатся их дети, внуки, правнуки.

В конце 50-х – начале 60-х годов стали совершенно очевидными неэффективность, бесперспективность и колхозной организации производства, а значит и нецелесообразность ее сохранения. Поиски выхода из создавшегося положения продолжались недолго: он был найден в ликвидации колхозов с передачей их собственности государственным предприятиям – совхозам, рыбозаводам.

Становление совхоза «Ярсалинский».

В 1961 году в результате проведенной в районе хозяйственной реорганизации были образованы совхозы «Ярсалинский» (Ярсалинская тундра), «Россия» (Панаевская тундра) и «Ямальский» (Сеяхинская тундра). Первым из них с самого начала его создания и в продолжение без малого трех десятков последующих лет успешно руководил Николай Дмитриевич Кугаевский – поистине легендарная личность, талантливейший хозяйственник, инициативный и деловитый организатор, кавалер ряда высоких государственных наград. Более чем достойно проявила себя и его ученица Валентина Александровна Вахнина, в течение многих лет возглавлявшая «Россию». Она – единственная в истории Ямала и Севера России женщина, отважившаяся взвалить на свои плечи весьма и весьма нелегкую ношу – руководство крупным сельскохозяйственным предприятием. Благодарной памяти заслуживает и деятельность Гирамнура Кабировича Кадырова на посту директора самого северного совхоза – «Ямальского».

60-е–80-е годы – лучшая, несомненно, пора в жизнедеятельности предприятий агропромышленного комплекса района. Совхозные коллективы неоднократно признавались победителями во всесоюзном социалистическом соревновании, удостаивались переходящих Красных Знамен, грамот и дипломов ЦК КПСС, Верховного Совета и Совета Министров СССР, Выставки достижений народного хозяйства. Из года в год весомых успехов добивались, принося своим хозяйствам ощутимую прибыль, труженики едва ли не всех их отраслей – оленеводства, звероводства, охотпромысла, животноводства. Крепла материально-техническая база совхозов, благодаря чему становились благоустроеннее, привлекательнее их усадьбы в поселках, где они базировались: активно строились жилые дома, объекты соцкультбыта, прокладывались дощатые дороги (лежневки) и тротуары. Росли доходы людей – сельчан и тундровиков, а вместе с ними – и их материальные и духовные запросы. Улучшался быт, разнообразился досуг.

Переживала подъем и рыбная промышленность. Происходило техническое переоснащение предприятий, приобретались более современные средства и орудия лова, вследствие чего увеличивались уловы. Менялся к лучшему облик поселков Новый Порт и Салемал, где располагались соответственно Новопортовский и Пуйковский рыбозаводы.

В ту же пору в районе практически окончательно сформировались системы здравоохранения, образования, культуры, торговли. Почти во всех населенных пунктах уже действовали медицинские и образовательные – школьные и дошкольные – учреждения, а также клубы и библиотеки, торговые точки.

В 70-х годах на территории полуострова разворачивают поисковую работу геологи и геофизики. В результате полевой деятельности трех экспедиций глубокого разведочного бурения – Ямальской (Мыс Каменный), Карской (Харасавэй) и Тамбейской (Сабетта), а также Заполярной геофизической экспедиции (Мыс Каменный) в недрах района выявлены значительные запасы нефти, газа, газоконденсата. Наиболее крупные среди 26 разведанных месторождений – Бованенковское, Харасавэйское, Крузенштерновское, Новопортовское. Но первые же шаги разведчиков и освоителей богатств подземных кладовых высветили ряд острейших вопросов и проблем, связанных, прежде всего, с ранимостью, уязвимостью природы Ямала, с традиционными отраслями хозяйствования, укладом жизни, обычаями и традициями коренного населения. Без ответов на них, без их решения на строго научной основе нечего, по мнению людей, неравнодушных к судьбе Ямала, и думать о его промышленном освоении.

Конечно, и в те годы жизнь ямальцев была далека от по-настоящему хорошей. И все же отличали ее определенная стабильность, зарождающаяся уверенность в завтрашнем дне. Не об этом ли свидетельствует, в частности, то, что очень и очень немногие из них уезжали отсюда? Напротив, росло количество «большеземельцев», стремившихся жить и работать на Ямале.

Но кончились относительно благополучные 80-е годы. На смену им пришли смутные, тревожные 90-е, принесшие с собой сумятицу, неразбериху, неопределенность.

А сегодня Яр-Сале это современный поселок, строящийся, благоустроенный, с большими перспективами развития.

 
Дети интерната идут на демонстрацию 1 мая 1970- гг.  Дом Дорога 
 
Гонка на оленьих упряжках. 1970-е гг.  Рабочие совхоза Ясалинский 1960-е гг.  Копиия книги приказов 
Колхозная контора. 1950 - е  гг. Речпорт в Яр-Сале.Фото из фондов
ГУМВК им.И.С. Шемановского
Ученики ярсалинской школы-интерната с
воспитателями 1935. Фото из фондов
ГУМВК им.И.С. Шемановского

1 гидросамолёт в Яр-Сале. 1970 -е. из личного
фонда А. Ядуванкина
 Майские праздники в Яр-Сале. 1960-е гг. Субботник в Яр-Сале. 190-е гг. 
Молодые ветеринары Редакция газеты Нарьяна Вы с ненцами-устными
корреспондентами. Культбаза. 1930-е гг.
  Ветряк. 1935 г.


Дата создания материала: 07-06-2013. История изменений

Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *

Закрыть

Выдержка из Закона N 124-ФЗ

Классификация информационной продукции

Глава 2. Классификация информационной продукции

Статья 6. Осуществление классификации информационной продукции

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 1 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

1. Классификация информационной продукции осуществляется ее производителями и (или) распространителями самостоятельно (в том числе с участием эксперта, экспертов и (или) экспертных организаций, отвечающих требованиям статьи 17 настоящего Федерального закона) до начала ее оборота на территории Российской Федерации.

2. При проведении исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежат:

1) ее тематика, жанр, содержание и художественное оформление;

2) особенности восприятия содержащейся в ней информации детьми определенной возрастной категории;

3) вероятность причинения содержащейся в ней информацией вреда здоровью и (или) развитию детей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 3 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

3. Классификация информационной продукции осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона по следующим категориям информационной продукции:

1) информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет;

2) информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет;

3) информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет;

4) информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет;

5) информационная продукция, запрещенная для детей (информационная продукция, содержащая информацию, предусмотренную частью 2 статьи 5 настоящего Федерального закона).

ГАРАНТ:

Об определениии возрастного ценза основной телевизионной передачи с учетом содержания сообщений "бегущей строки" см.информацию Роскомнадзора от 22 января 2013 г.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ часть 4 статьи 6 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу c 1 сентября 2013 г.

См. текст части в предыдущей редакции

4. Классификация информационной продукции, предназначенной и (или) используемой для обучения и воспитания детей в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по реализации основных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования, дополнительных общеобразовательных программ, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и законодательством об образовании.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 5 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

5. Классификация фильмов осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона и законодательства Российской Федерации о государственной поддержке кинематографии.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 6 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

6. Сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах на информационную продукцию и являются основанием для размещения на ней знака информационной продукции и для ее оборота на территории Российской Федерации.

Статья 7. Информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет

К информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей (в том числе информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия).

Статья 8. Информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 7 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) кратковременные и ненатуралистические изображение или описание заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий в форме, не унижающей человеческого достоинства;

2) ненатуралистические изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

3) не побуждающие к совершению антиобщественных действий и (или) преступлений эпизодические изображение или описание этих действий и (или) преступлений при условии, что не обосновывается и не оправдывается их допустимость и выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершающим.

Статья 9. Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 8 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) эпизодические изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

2) изображение или описание, не побуждающие к совершению антиобщественных действий (в том числе к потреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, участию в азартных играх, занятию бродяжничеством или попрошайничеством), эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий при условии, что не обосновывается и не оправдывается допустимость антиобщественных действий, выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий;

3) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.

Статья 10. Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 9 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

2) изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

3) информация о наркотических средствах или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах (без их демонстрации), об опасных последствиях их потребления с демонстрацией таких случаев при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к потреблению таких средств или веществ и содержится указание на опасность их потребления;

4) отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани;

5) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.